UFC подтвердил подписание контракта с уроженкой Волгограда Дудаковой

Вайсфельд порассуждал, почему Петр Воробьев не востребован в КХЛ в качестве главного тренера

Эксперт «Матч-ТВ» Леонид Вайсфельд, который много лет работал в «Ладе» с Петром Ильичем Воробьевым, вспомнил о методах его работы, «породистости», и рассказал, улыбается ли когда-нибудь тренер, лучше всех в стране умеющий построить игру в обороне.

«Ответ на вопрос, почему Петр Ильич не работает сейчас в КХЛ, мне кажется, лежит в его возрасте. Да, ровесник Воробьева Владимир Крикунов продолжает фигурировать в списках тех, кто может возглавить ту или иную команду, но ведь и он тоже в данный момент не тренирует. Могу для примера привести такую историю. Сидели мы как-то на юбилее Владислава Третьяка за одним столом с Борисом Петровичем Михайловым. Он отметил, что еще хотел бы потренировать. Но тут же вспомнил слова своей жены, которая ответила ему: «Тренер, а ты в паспорт-то давно заглядывал?» Так что дело исключительно в возрасте Воробьева, думаю, что смысла в этом для него и для клубов уже нет. Я вот, например, в свое время закончил судить в 40 лет, хотя все работают до 50-ти. И считаю, что сделал правильно», — отметил Вайсфельд в разговоре с журналистом Betonmobile.ru Сергеем Бегишевым.

Вайсфельд вспомнил, как ему работалось с Воробьевым в «Ладе».

«Он уделял большое внимание организации игры и тренировочному процессу. Подключал много молодых игроков, и умел терпеть. Петр Ильич как-то сказал мне, что он – породистый тренер. Я, естественно, уточнил, что имеет ввиду. Он ответил, что долго помогал Владимиру Юрзинову, потом Виктору Тихонову, и, вообще, у него есть теория, что хороший тренер должен сначала поработать помощником. Знаю, что президент «Локомотива» Юрий Яковлев очень любил такой подход, долго ему доверял. И я не удивляюсь этому. Улыбался ли когда-нибудь Петр Ильич? В неформальной обстановке, конечно, да, а вот во время работы — нет. Он считает, что нужная полная концентрация на процессе. Например, в день матча до игры он запрещал игрокам общаться с друзьями из команды-соперницы. А сам в день матча не отвечал на телефонные звонки. Не любил расхлябанность и разболтанность во время работы. Знаете, есть разные классификации тренеров, в том числе и разделение на «диктаторов» и «либералов». Так вот я не знаю ни одного «либерала», который добился бы серьезных успехов. Самый характерный пример «либерала» — Аркадий Иванович Чернышёв, но ведь он с «Динамо» ни разу не выиграл чемпионат СССР, хотя в то время, помимо ЦСКА, побеждали и «Спартак», и «Крылья Советов».

Вайсфельд объяснил, почему не согласен, что хоккей Воробьева создан для игроков-ноунеймов.

«Это заблуждение. Просто он не работал в командах-олигархах. Взять ту же «Ладу», у нас были хорошие условия, но мы не могли себе позволить все, что хотим, уступали многим соперникам по финансовым условиям. Хотя в локаутный сезон, напомню, мы привезли в Тольятти тех же Козлова, Зубруса, Марканнена, и Воробьев не был против. Так что мнение про ноунеймов – это лишь стечение обстоятельств. С другой стороны, он очень легко встраивал в систему молодых ребят без опыта, и, главное, не боялся этого. Я тогда посещал все матчи «Лады»-2. Помню, сидим с ним на трибуне, он говорит: «Давай завтра подтянем на нашу тренировку Иванова (точные фамилии не помню, поэтому для примера приведем стандартные)». А Иванов в тот момент в молодежной сборной. Та же история с Петровым, а Сидоров, например, руку сломал. Он спрашивает: «А кто там еще есть?» Предложил Форточкина. В итоге взяли того на тренировку, и парень играл, а, главное, ничего не портил. Еще один характерный пример. Купил я как-то в Омске за 3 тысячи долларов молодого Евгения Кетова. А «Лада» и «Авангард» тогда были сопоставимыми по уровню командами. Естественно, поинтересовался у Жени, для чего ему этот переход. Он ответил: «Здесь Воробьев, а там Белоусов. В Омске у меня никаких шансов играть нет, а тут будут». При этом он не говорил, что Валерий Белоусов плохой тренер, речь шла именно о подходе к доверию молодым игрокам», — подытожил Вайсфельд.

Author: Albert Anderson